Легко не будет: что ждет всех мам мальчиков?

О том, что ждет мам всех мальчиков. Точнее и не скажешь!

Рожаешь его, мучаешься. Воспитываешь. Любишь, шьешь ему костюмы зайчиков, медведей, пиратов и роботов. Сидишь, не отходя от его постели во время болезней, читаешь ему на ночь “Волшебника из страны Оз”. Мажешь зеленкой разбитые колени и следы ветрянки. Учишься разбираться в машинках, самолетиках, вертолетиках и сони плейстейшн.

Вникаешь, кто круче: Человек-паук или Тони Старк, Оптимус прайм или Атом из “Живой стали”. Объясняешь, как ездить на велике, как читать и рисовать. Плачешь на его первом звонке. Учишь его быть сильным и смелым, открывать дамам двери и подавать пальто. Зашиваешь порваную куртку, кричишь из окна, чтоб немедленно слез с дерева. Падаешь в обморок, когда он во дворе сломал руку, на тренировке сломан ногу, на катке сломал нос. Радуешься, что не шею. Краснеешь на родительских собраниях, услышав про систематическое хулиганство.

Вместе с сыном пытаешься отыскать внезапно бесследно исчезнувший дневник. Плачешь при его первой победе на спортивных соревнованиях. Вникаешь, в чем отличие кед от бутсов, кто такой Овечкин, как сыграли наши.

Понимающе киваешь, услышав, что Серега первый начал. Удивляешься, как же быстро у него растут ноги. И руки. И весь он. Мучаешься от того, что он стал менее открытым, стал чаще прятать свои эмоции, реже целовать тебя в щеку, реже рассказывать про “какделавшколе”, чаще на все вопросы отвечать “нормально”.

Его первую и непременно ужасную во всех смыслах “любовь” встречаешь нервозно, в тайне надеясь, что это просто игра гормонов. Просишь отца рассказать сыну как-нибудь потихоньку о средствах контрацепции, ведь он сам еще ребенок, ему нельзя сейчас детей, его ждет великое будущее и тп.

Сидишь в коридоре с бутербродами, пока он сдает экзамены. Плачешь на его последнем звонке. Выбираешь ему первый взрослый костюм, показываешь, как завязывать галстук. Плохо спишь последний год перед призывом. И еще год во время призыва. Пишешь письма в армию раз в неделю. Зачеркиваешь дни на календаре. Сходишь с ума во время вступительных.

Читайте также:  7 способов говорить с ребенком так, чтобы он понял с первого раза

Про то, что твой сын стал первокурсником гордо рассказываешь всем знакомым. Умоляешь декана не отчислять твоего оболтуса. Гордо рассказываешь всем знакомым, что твой сын стал первокурсником снова, и теперь точно нашел себя. Умоляешь получить хотя бы диплом и плевать уже на оценки.

Плачешь-таки и на вручении дипломов, радуясь, что все плохое вроде бы позади.

И вот однажды он говорит тебе между делом, что сегодня к вам зайдет Маша. Или Лена. Или Катя. Или Юля. Или еще хрен пойми кто.

И не врет. Маша заходит. И заходит с такой регулярностью, что тебе начинает казаться, что Маше больше негде есть. А в то время, что Маша не заходит, твой дорогой сын пропадает у нее. Или гуляет с ней. Или встречает ее. Или провожает. А если не встречает, не провожает и не заходит, то просто разговаривает с ней по телефону.

Маша считает в это время себя манной небесной, а твоего дорогого мальчика объектом воспитания. Она ему говорит, что подаренная тобой рубашка не сочетается с его цветом ремня. Что он убого (сама дура) пострижен. Что он зарабатывает маловато. Что у него это и то… И что она … хочет замуж.

“ЧЕГО? ЧЕГО ОНА ХОЧЕТ? Замуж? Так пусть выходит и отвалит от моего сына”, — думаешь ты. А вслух говоришь: “Может, быть вам чуток подождать? Снимите квартиру. Поживите отдельно”.

Маша празднует первую победу. Ты – первое поражение.

Его комната опустела. Остались только книги, детские игрушки, старый диван и медали с кубками. Дома он больше не ночует и не дневует. Иногда забегает на часик-другой сказать, что у него (как уже много лет подряд) все нормально и поесть.

Читайте также:  Как кормить ребенка, чтобы укрепить его иммунитет: 8 правил!

Ты к его приходу готовишься всю неделю, затем мечешь на стол 1001 блюдо (давно и прочно подозревая полу-невестку в том, что она его специально не кормит, а холодильник держит на замке, ключ от которого в яйце, яйцо в утке, утка в зайце, заяц в шоке), рассказываешь всякую ерунду боясь, что во время паузы он соберется и уйдет. Но он все равно уходит. К ней.

И заходит все реже. И вот в один из таких заходов вдруг оказывается, что они женятся. Скоро. Они уже взрослые и все решили. Ты пожимаешь плечами, мол, решили, так решили. Справляешься о дате. Улыбаешься. Ночью, пока муж видит 25-й сон, смотришь фотоальбом. Останавливаешься взглядом на карточке с семилетним беззубым мальчишкой возле елки в костюме пирата. Тихонько всхлипываешь.

Твой дорогой мальчик теперь уже точно не твой. И твоим больше не будет никогда.

Он теперь ее муж, который теперь всегда будет есть ее борщ, ходить в подаренных ею рубашках, ездить в отпуск к ее маме. Маме, которой повезло чуть больше чем тебе, потому что она родила дочь. С ней советовались насчет того, достоин ли ее, Маши, твой дорогой сын. С ней советовались, какую одежду твоему дорогому сыну лучше купить, ее спрашивали, стоит ли им, детям, жить вместе. Ее спрашивали, жениться/не жениться, а если жениться, то когда. Она всегда останется женщиной №1 в жизни своего ребенка. А твоя судьба – стать женщиной №2.

Так что сына рожать нельзя. Ибо если у меня будет невестка, ей песец.

источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Легко не будет: что ждет всех мам мальчиков?